Бородино 200 лет спустя

0
310

На Бородинском поле под Москвой с церемонии памяти павших героев начались торжественные мероприятия по случаю 200-летия крупнейшего сражения бородинской битвы, которая состоялась в период Отечественной войны 1812 года. Согласно плану, церемониал начался у памятника на командном пункте Наполеона возле деревне Шевардино с красноречивой надписью на нем: «Мертвым великой армии». Кроме того, на памятнике сохраняется также надпись о первом визите Валери Жискара д»Эстена, тогдашнего президента Французской Республики, к этому месте 17 октября 1975 года. Сегодня бывший президент Франции также присутствует здесь.

Масштабная реставрация памятника — как и многих других на этом поле русской славы — велась еще три недели назад. Тогда высказывались сомнения, что эти работы будут закончены к дате торжества. Однако заведующая отделом массовых мероприятий Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника Лариса Березовая отметила, что опасения были напрасными: все реконструкционные работы, в том числе и в самом музее, завершены вовремя. «Сегодня все в порядке, — сказала она, — все памятники и музей — в надлежащем виде».

Далее участники торжеств проведут торжественную церемонию возле монумента русским войскам на Центральном кургане. Как ожидается, самым зрелищным мероприятием празднования станет парад военно-исторических клубов. Далее состоится военно- историческая реконструкция боевых действий эпохи 1812 года, в которой будут отображены реальные эпизоды Бородинского сражения. За 1 час 20 минут одетые в форму армий 1812 года участники реконструируют все основные эпизоды битвы: атаки и контратаки вокруг Багратионовых флешей, штурм батареи Раевского, рейд русской конницы во фланг французской армии. В этом действе примут участие члены более 120 исторических клубов, в том числе из Европы, США и Канады. Среди них есть и прямые потомки участников войны 1812 года.

Бородинское сражение было одним из крупнейших и кровопролитнейших однодневных сражений за всю мировую историю до появления массовых армий и современного оружия. В нем участвовало более 130 тысяч человек с французской стороны и около 120 тысяч — с русской. Стратегический замысел командовавшего французской армией императора Наполеона был прозрачен еще для современников: прорвать слабый левый фланг русских, прижать их армию к Москва-реке в месте слияния с ней реки Колочи, где и уничтожить. Таким образом должен был исполниться главный план французского императора на всю войну: в одном генеральном сражении разбить русскую армию и тем вынудить императора Александра на заключение выгодного Франции мира.

Замысел Кутузова неясен до сих пор: слишком уж скрытным был русский полководец. По мнению одних историков, он хотел дать оборонительное сражение, в котором истощились бы силы наполеоновской армии. По мнению других, то, как Кутузов расположил свои войска, говорит о том, что он рассматривал даже возможность окружить втянувшуюся в противостояние армию противника. Слабым отголоском этого плана стал рейд регулярной кавалерии и казаков атамана Платова на левый фланг французов, вызвавший заметную панику в рядах неприятеля. Но так или иначе сражение превратилось в ряд лобовых схваток, в которых, по словам Наполеона, «французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми».

Ни одному полководцу не удалось реализовать свои планы: Наполеон не смог разбить русскую армию, сумев лишь потеснить ее, Кутузов же не отбросил французов и хотя остался на поле боя, по тогдашним военным правилам формально зафиксировав «ничью», к утру вынужден был отступить, получив данные о потерях. Последние были ужасающими: по данным современных историков, русская армия потеряла 40-45 тысяч человек — почти половину своего состава, французская — 35-40 тысяч. После отступления французов из данной местности осенью 1812 года с Бородинского поля было взято и захоронено 48-50 тысяч тел. Таким образом, Бородинское сражение не было решающим для хода войны, но оно стало проявлением высоты духа, доблести и геройства с обеих сторон.

Символ победы

В Москве к двухсотлетию Бородинской битвы закончили реставрацию Триумфальной арки. Работы продолжались полгода. Памятник очистили от ржавчины, укрепили и привели в порядок декоративные элементы. А в Государственном музее Архитектуры подготовили специальную выставку — «Триумф арки».

Уже на следующей неделе, во вторник, в Москве состоится торжественная церемония открытия Триумфальной арки после реставрации. Работы продолжались полгода. Памятник очистили от ржавчины, восстановили сварочные швы, привели в порядок декоративные элементы. А в музее Архитектуры имени Щусева к окончанию ремонта подготовили специальную выставку — «Триумф арки», об ее прошлом и настоящем.

«Триумфальные арки появились в Древнем Риме, — рассказывает Елизавета Лихачева, заведующая отделом популяризации архитектуры Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева. — Они всегда ставились на дорогах, через них проезжали. И они всегда были памятниками военных побед».

Так было и в Москве – Триумфальную арку соорудили в 1814 году, чтобы через нее в город торжественно въехали русские войска, одержавшие победу над Наполеоном. Деревянная арка быстро обветшала, было решено на ее месте построить каменную. Проект поручили архитектору Осипу Бове. Елизавета Лихачева рассказывает, что арка запиралась, в ней был шлагбаум. Она располагалась на площади Тверской заставы (площадь Белорусского вокзала) и служила въездными воротами в Москву.

Арка простояла чуть больше века. В 1936 году ее разобрали в связи с перепланировкой площади. Судя по всему, предполагалось, что ее будут восстанавливать, потому что она была тщательно отснята и обмерена. К скульптурному декору этой отнеслись очень бережно – несмотря на то, что разобрали арку в рекордно короткие сроки, меньше, чем за три месяца.

В конце шестидесятых арку восстановили. Правда, соорудили ее в другом месте – на Кутузовском проспекте, у Поклонной горы. И из другого материала: вместо кирпича использовали бетон. «Но облицовка сохранилась, — уточняет Елизавета Лихачева. — Оригинальная арка была облицована белым подмосковным камнем. И воспроизведенная арка тоже облицована белым подмосковным камнем. Статуи подлинные, почти все колонны подлинные, эти фигуры Храбрости и Достоинства тоже подлинные. И квадрига»…

Элементы декора находились в таком плохом состоянии, что снова поднять их на арку было невозможно, пришлось делать копии. Некоторые подлинники до сих пор хранятся в Музее архитектуры. «Это подлинные части фриза Триумфальной арки с гербами городов-участников войны, — рассказывает Елизавета Лихачева. — В том числе — с гербом Москвы. Вот эти белые части – гипсовые слепки с оригинальных частей арки, по которым отливались копии, находящиеся на Кутузовском проспекте. А во дворе нашего музея — подлинные горельефы. Александр Первый на них представлен как римский император, избавитель, освободитель… Богиня Минерва – покровительница мудрости, воинской доблести. Геракл как символ силы. Эти элементы расположены на высоте приблизительно трехэтажного дома, их не рассмотреть. Общую композицию еще можно увидеть, но мелкие детали вы не разглядите».

А это — мельчайшие детали реконструкции Триумфальной арки, которая была проведена в этом году. Первый с 1968 года капитальный ремонт завершен. На место вернули скульптуру богини Ники и колесницу – их реставрировали в специальной мастерской. Наверху «лечили» шестерку лошадей – очистили от коррозии, скрепили монтажные швы. Триумфальную арку уже освободили от лесов и 4 сентября торжественно откроют.

Бородино стихотворение Лермонтова

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля…
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте же под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нам,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений!..
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой!..
Земля тряслась — как наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой…

Вот смерклось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять…
Вот затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не божья воля,
Не отдали б Москвы!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ