Всемирно известному авиаконструкторскому бюро «Ил» исполнилось 80 лет

0
130
Ил 86

Легендарные российские самолеты Ил-96, которые успешно эксплуатирует Куба, недавно собиралась закупать Венесуэла. Ситуация в стране пока, видимо, не располагает к покупкам, но, к счастью, сегодня можно говорить о том, что у КБ имени Илюшина очень неплохие перспективы и без учета экспорта. В эти выходные КБ отмечает свое 80-летие в более оптимистично настроении, чем раньше.

Ульяновский авиазавод последние несколько лет только что не умирал. Теперь здесь будут строить полностью обновленный Ил с длинным названием 76-МД-90А. Сами авиаторы говорят короче — 476. С виду это старый знакомец ташкентской сборки, но это впечатление обманчиво. Самолет стал еще грузоподъемнее. Конструкторы полностью перепроектировали почти все. А кабину пилотов в прямом смысле сделали стеклянной.

«Информацию можно перебрасывать с любого экрана на любой экран. Экраны взаимозаменяемые. Левый пилот может видеть информацию по двигателю, по любой системе, то же самое — второй пилот. Так как он военного назначения, здесь импортные изделия не применяются. Это требования Министерства обороны», — рассказывает главный руководитель проекта Андрей Юрасов.

Когда осенью прошлого года новый Ил поднимали на крыло, чтобы показать президенту, многие и подумать не могли, что оборонзаказ тридцатью девятью самолетами не ограничится.

«На базе этого самолета, на базе этой платформы будут и топливозаправщики, будут и другие типы самолеты, я имею в виду, в части специализированной техники. Это как минимум около ста самолетов», — прикидывает директор ЗАО «Авиастар-СП» Сергей Дементьев.

Впрочем, новый самолет еще нужно дорабатывать. Чем и занимаются вчерашние выпускники столичных авиаинститутов. «Я сейчас доделываю панели летчика, доработка: там получилось так, что штурвал бьет по индикаторам в стеклянной кабине и их нужно немного притопить», — говорит инженер-конструктор Владимир Главизнин.

На Ил работают много инженеров девушек, у которых мечты и желания — отнюдь не женские. «Можно посмотреть, как они будут идти по фюзеляжу. Провода со всем отверстиями. Это очень удобно. Моя мечта — стать хорошим конструктором и строить новые самолеты», — признается инженер-конструктор Анна Свириденко.

Здесь же, в одном из цехов Конструкторского бюро, установлен комплексный тренажерный стенд, на котором отрабатывают алгоритмы системы управления и различные режимы полета для новых самолетов. Именно на этом тренажере были сымитированы самые первые взлет и посадка для нового проекта 476.

В КБ Ильюшина пока еще есть отделы, где вычерчивают что-то на допотопных кульманах. Но молодежь, которую все активнее завлекают на завод, так работать уже не умеет. Самых талантливых замечают еще в школе, которая по соседству, с авиационным уклоном. На третьем курсе института такие умники попадают в ближайший кадровый резерв.

«Ежегодно два-три раза в год мы устраиваем слеты всех молодых специалистов авиационной промышленности Российской Федерации. На базе нашего учебного центра в Подмосковье. Ребята собираются, человек по 200, обмениваются мнением, проводят пропагандистские мероприятия. Потому что, кроме зарплаты молодежь еще интересует и перспектива, и какой-то романтичный ореол все-таки», — делится директор-генеральный конструктор ОАО «Ил» Виктор Ливанов.

Романтиком был и сам Ильюшин. В 23 года у него уже были права пилота. А к 39 годам Сергей Ильюшин стал известным и успешным авиатором, которому и поручили возглавить Центральное КБ на московском авиазаводе. Уже в августе-сентябре 1941 года его бомбардировщики совершили несколько дерзких рейдов на Берлин. Ну, а историю неубиваемого штурмовика Ил-2 в советское время знал, кажется, любой школьник. Для наших — «Летающий танк», для фашистов — «мясник», «чума» и «черная смерть». Красноречивые эпитеты.

После войны Ильюшина переключили на гражданские проекты. Сначала полетел Ил-12: родственник американского «Дугласа». Следующий, Ил-14, тоже был поршневой, но уже полностью собственной разработки.

Ил-14 — легенда советской авиации. Первый правительственный самолет. Но у Ильюшина он получился по-настоящему универсальным. Летал в Арктике, Антарктике, Сибири. Именно с ним пассажирские перевозки в Советском Союзе стали по-настоящему массовыми и регулярными. Сейчас на крыле осталось всего около 10 машин. Пять — в Антарктиде, как считается на консервации, но они уже вряд ли смогут когда-то полететь. И пять — в России. Самый летающий из всех Ил-14 был собран в 1956 году на столичном заводе номер 30. Теперь он базируется на подмосковном аэродроме в Ступине.

В непростые 90-е машину удалось сохранить только благодаря энтузиазму авиареставраторов. Осенью она перелетела на аэродром и будет здесь зимовать. Ресурс выработан только наполовину. Мечта Сергея и его друзей, чтобы машина летала и радовала любителей авиации.

«По техническому состоянию летать он может, летать он должен. Людям нужно знать свою историю. Люди должны гордиться своей историей и в частности этот самолет — живой пример этому», — говорит авиареставратор Сергей Сигитов.

Именно на Ил-14 Хрущев совершил в 1955 году свой знаменитый вояж по странам Азии. Последнее детище Ильюшина как конструктора — реактивный Ил-62. А вот следующего поколения лайнеров марки «Ил» могло бы и не быть. Преемнику Сергея Владимировича Генриху Новожилову прочили большую партийную карьеру. Позвонили из ЦК, предложили возглавить партком. Но самолеты оказались сильнее.

«Я сказал, вы знаете, редко когда удается конструктору проектировать. А я проектировал задний отсек шасси фюзеляжа Ил-54. Нет! Представляете, сказать в ЦК нет! И вот состоялся длинный очень неприятный разговор. Я пришел к Сергею Владимировичу и говорю, мол, вот такое дело. Единственный способ — позвонить Леониду Ильичу. Что он и осуществил, используя «вертушку», — вспоминает академик РАН, дважды герой социалистического труда Генрих Новожилов, теперь главный советник главного конструктора «Ил».

Подписи Новожилова стоят на всех последних разработках ильюшинского КБ, в том числе и на чертежах самых последних широкофюзеляжных красавцев. Широкофюзеляжные — это где внутри кресла девять в один ряд. И по бортам, и посредине.

«Я горжусь и самолетом 76-м, и 86-м, и самолетом 96-300. К сожалению, не удается гордиться самолетом Ил-114, потому что его так и не запустили в России в серийное производство. То есть, я горжусь всем тем, что создано под моим руководством конструкторским коллективом энтузиастов-единомышленников ильюшинцев» — говорит Новожилов.

Но в 90-х многие проекты без господдержки почти полностью заглохли. Надежные, они проиграли более экономичным конкурентам из-за рубежа. Недаром борт № 1 и сейчас с гордостью носит марку «Ил». А на воронежском заводе продолжают строить примерно по одной машине в год. Не обойтись России и без своих военных транспортников. Есть совсем новые проекты.

«Сейчас мы вместе с нашими индийскими коллегами приступили к реальному рабочему проектированию самолета МТА. Это средний военно-транспортный самолет по нашей классификации. Эта ниша самолетов грузоподъемностью 20 тонн полезной нагрузки, она наиболее востребованная мировая. Надеемся, что к 2020 году мы начнем серийные поставки», — рассказывает Ливанов.

Виктор Ливанов рассчитывает, что после исполнения индийского контракта эти машины будут востребованы и нашим Минобороны. И может быть даже с этим же логотипом — Ил-214.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ