Абель Пертинакс: как работает израильская разведка?

0
693
Абель Пертинакс: как работает израильская разведка?
Абель Пертинакс: как работает израильская разведка?

Рано утром 30 января 2013 года израильская военная авиация нанесла удар по цели на территории Сирии, неподалеку от Дамаска. За неимением каких-либо точных сведений СМИ ограничились лишь осторожными замечаниями. Напомним, что авианалет подобного рода в прошлом уже произошел в ночь с 5 на 6 сентября 2007 года (операция «Сад»): удар был нанесен по объекту поблизости от Дейр-эз-Зора, где, как считалось, находился построенный северокорейскими специалистами ядерный реактор на плутонии. Что касается рейда 30 января, у нас нет никаких точных данных относительно цели или, быть может, даже целей: немногим ранее был зарегистрирован второй удар на границе Сирии и Ливана. Хотя не исключено, что источники просто что-то напутали.

[box_light]Итак, что же было целью израильской авиации? Как Израилю удалось узнать о существовании угроз для его безопасности? Какими были мотивы Тель-Авива? Почему сирийцы не стали защищаться?[/box_light]

Скорее всего, главной целью налета стал комплекс сирийского комитета по научным исследованиям в Джамрайе (находится на северо-западе от Дамаска, примерно в 15 километрах от ливанской границы). Речь идет о научном центре, где разрабатываются, производятся и складируются химические соединения, которые используют для производства боевых газов. Кроме того, так, вероятно, проводились бактериологические исследования (B&C, на военном жаргоне). О нем уже очень давно известно западным и тем более израильским экспертам. Так, почему же этот удар был нанесен только сейчас, а не раньше? Потому что израильской разведке стало известно, что на обычный с виду конвой стали грузить опасные вещества. Таким образом, Израиль с хирургической точностью нанес удар по находившемуся на объекте конвою, однако не тронул сам центр, хотя в Дамаске и утверждали обратное. Уничтожение или повреждение хранилища химических веществ было бы слишком опасным, а значит и контрпродуктивным по отношению к международному сообществу. Кроме того, в этом не было никакой надобности, раз за центром ведется пристальное наблюдение.

[box_light]Кому предназначался этот груз?[/box_light]

По всей видимости, получателем должна была стать ливанская «Хезболла». Это движение оказывает сирийскому президенту широкую поддержку в борьбе с вооруженным восстанием в его стране. А тот в свою очередь ни в чем не отказывает ливанским отрядам. Хотя до этого момента Башар Асад воздерживался от передачи оружия массового поражения, он все же мог решиться на этот шаг. Израильские спецслужбы не могли оставить это без внимания. И перешли к действиям.

Кроме того, арабские СМИ и некоторые источники в Ливане говорят о еще одной цели, которой стал конвой на сирийско-ливанской границе. Если это действительно так, то речь идет о куда более «обычной» цели: израильтянам прекрасно известно о контрабанде оружия (по большей части российского, но также китайского) между Сирией и Ливаном (как, впрочем, и между Ираном и Ливаном). В частности речь идет о передаче российских зенитно-ракетных комплексов «Бук-М1-2», которые крайне сложно обнаружить и уничтожить. ГРАУ 9К37М1-2 (обозначение НАТО SA-17 Grizzly) — многоцелевое оружие. Его основное назначение — это защита сухопутных войск и жизненно-важных объектов на средних дистанциях. «Бук-М1-2» является развитием советских ракетных комплексов «Куб» и «Бук» (соответственно SA-6 Gainful и SA-11 Gadfly по классификации НАТО) и способен сбивать не только воздушную технику, но и крылатые, а также баллистические ракеты. Существуют в том числе его противотанковые и противокорабельные модификации. Все это может сделать его опасным оружием в руках «Хезболлы» в случае нового конфликта с Израилем.

Таким образом, речь в данном случае может идти о передаче «Хезболле» ракет последнего поколения поблизости от (или даже на территории) химического центра, который находится под неусыпным надзором израильтян. В этой связи стоит напомнить о двух операциях израильских военно-воздушных сил на территории Судана (у границы с Египтом) в январе 2009 года: целью стали конвои с оружием (из Ирана), которое предназначалось ХАМАС в секторе Газа.

[box_light]Израильтянам практически всегда становится известно о передаче оружия их врагам. Но почему? Как Израиль узнает об этих угрозах для своей безопасности?[/box_light]

Помимо прекрасных разведчиков у израильтян имеются спутники-шпионы, которые способны опознать и установить месторасположение тайных лагерей и складов оружия «Хезболлы» в Сирии (в 2009 году в прессе появились снимки военного комплекса в городе Адра, на северо-восток от Дамаска). Их беспилотники (французские силы ЮНИФИЛ оказывают им содействие в Ливане) выявляют конвой  на которых может перевозиться оружие (чаще всего его везут на подземные склады на равнине Бекаа). Башар Асад предоставил «Хезболле» полную свободу действий с опорой на ее сирийские лагеря. Шиитское движение пытается использовать в своих целях плохую погоду, во время которой израильские спутники и беспилотники, предположительно, слепнут. Это, разумеется, не касается космических радаров, однако данная технология не отличается 100% надежностью, так как верно интерпретировать полученные данные бывает непросто.

Как бы то ни было, в 1988 году израильтяне вошли в закрытый клуб наций, которые могут обеспечить разработку, производство, вывод на орбиту и управление спутниками. Сегодня вокруг Земли вращается сразу несколько таких аппаратов. Прежде всего, это касается трех военных спутников оптической и оптико-электронной разведки «Офек», двух спутников связи «Амос» (на подходе третий) и радиолокационного разведывательного спутника TecSar (известен также как «Офек-8»), который был запущен в сотрудничестве с Индией. Все эти спутники отличаются тем, что находятся на низкой орбите: таким образом они облетают землю несколько раз в сутки, что позволяет держать различные зоны и объекты под постоянным контролем. Эта современная техника дает возможность получить детализированные снимки, а также ценные сведения о соседних странах. Спутники стали одним из главных направлений развития технологической стратегии Израиля, в которое он ежегодно вкладывает сотни миллионов долларов с тем, чтобы не поручать никому постороннему оценку его безопасности.

[box_light]Какими были мотивы Тель-Авива?[/box_light]

Цель прошедшей 30 января демонстрации возможностей израильской авиации предельно прозрачна: в Тель-Авиве захотели еще раз напомнить сирийскому руководству, что Израиль внимательно следит за страной, а также доказать эффективность своего оружия и тактики (быстрая и неожиданная операция, хирургически точный удар). Наконец, авиа налет стал последним предупреждением для Башара Асада: ставший целью комплекс находился под его непосредственной ответственностью (точно так же, как и в 2007 году). 3 февраля министр обороны Израиля Эхуд Барак уже во второй раз заявил, что считает свержение сирийского лидера неизбежным. Ранее он говорил об этом некоторое время спустя после начала восстания в Сирии в марте 2011 года. Это означает, что сейчас Израиль смирился с мыслью об уходе Асада. Что вовсе не считалось идеальным сценарием для еврейского государства в начале сирийского бунта.

На самом деле израильтяне (и в первую очередь их спецслужбы) не испытывают особо энтузиазма по этому поводу: они прекрасно знают своего нынешнего врага и располагают множеством надежных источников как внутри режима, так и по всей стране. Все это может оказаться под угрозой в результате смены режима в Дамаске, особенно если к власти придут исламисты. Тем не менее, военная обстановка меняется, и они заняли выжидательную позицию. Хотя и всегда готовы перейти к действиям. Наконец, Израиль по традиции не стал признавать факт авиа налета  однако Эхуд Барак все же не пытался скрыть очевидное: «Я постоянно твержу о том, в чем заключается наша позиция, и это еще одно доказательство того, что когда мы что-то говорим, это не пустые слова. Мы говорим, что не можем допустить поставок современного оружия в Ливан»

Барак командовал бронетанковым батальоном на Синае во время Войны Судного дня (октябрь 1973 года), в связи с чем на него, вероятно, произвели особенно сильное впечатление российские противотанковые ракеты «Корнет-Э» (поставлялись «Хезболле» из Сирии), с помощью которых в 2006 году был уничтожен считавшийся неуязвимым танк «Меркава» (всего из строя было выведено 52 единицы). Генералу ВВС и бывшему главе АМАН (израильская военная разведка) Амосу Ядлину, по всей видимости, были предоставлены все необходимые полномочия, чтобы изменить ситуацию. Сегодня же глава Института исследования национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета предусматривает возможность новых ударов по Сирии, «если та отправит новые конвои с оружием «Хезболле». 7 февраля Ядлин, который был самым молодым из уничтожившей иракский реактор «Осирак» группы пилотов F-16, опубликовал на сайте INSS статью, где заявил, что «Израиль будет действовать всякий раз, как ему станет известна какая-либо информация об отправке оружие и боеприпасов из Сирии в Ливан». «В любом случае, накопление обладающего стратегическим значением арсенала (современные средства противовоздушной обороны, ракеты дальнего радиуса действия) — это то, что Израилю нужно всерьез рассматривать в качестве цели», — подчеркнул он.

С 2006 года израильская авиация по несколько раз в день нарушает воздушное пространство Ливана (речь идет как о беспилотниках, так и об обычной технике). Несмотря на присутствие ЮНИФИЛ и резолюции Совета безопасности ООН. В свою очередь премьер-министр Биньямин Нетаньяху, который всегда был сторонником превентивной тайной дипломатии, за неделю до рейда отправил в Москву и Вашингтон двух своих главных советников: их задачей было донести предупреждение о том, что Израиль не будет сидеть сложа руки, если Башар Асад решит передать (обычное или любое другое) оружие в руки «Хезболлы». Представители администрации Обамы провели встречу с главой военной разведки генералом Авивом Кохави и советником по национальной безопасности Яковом Амидрором. Условие, которое поставил Израиль перед Сирией Башара Асада 30 января, можно озвучить следующим образом: никакого современного оружия (обычного или массового поражения) для «Хезболлы»!

[box_light]Почему сирийцы не смогли защититься?[/box_light]

Израильтяне в очередной раз проникли на сирийскую территорию как нож в масло, несмотря на состояние боевой готовности вооруженных сил страны, а, значит, и средств противовоздушной обороны. Все случилось точно так же, как и в сентябре 2007 года. Тем менее, в тот момент отсутствие реакции можно было бы списать на эффект неожиданности: страну тогда еще не раздирала на части война. В израильских вооруженных силах прекрасно владеют стратегией всесторонней разведки. Благодаря отмеченному выше широкому спектру технических средств, которые дополняют людские, компьютерные и прочие источники разведданных, израильским властям известно все о военных возможностях их противников, расположении командных и инфраструктурных объектов, местах хранения оружия массового поражения. Они могут спрогнозировать планы и намерения иностранных режимов, а также действия различных террористических организаций.

Как следствие, грамотное использование разведсредств имеет ключевое значение для информирования высшего государственного руководства, а также планирования и проведения военных операций. В частности это касается проведения хирургически точных ударов как те, о которых мы говорили чуть выше. Разумеется, технологии совершенно необходимы, но их одних недостаточно: важнейшую роль играет координация всех игроков в сфере обороны страны. В Израиле все это проявляется в решениях Совета национальной безопасности, в работе которого принимают участие руководители всех разведслужб (координацию обеспечивает начальник АМАНа) под председательством премьер-министра страны.

Далее, израильтяне показали себя настоящими мастерами авиа ударов еще со времен Шестидневной войны в июне 1967 года. В июне 1981 года они уничтожили построенный французами иракский ядерный реактор «Осирак», это не говоря уже об авиа налете в сентябре 2007 года. Сейчас израильские летчики делают все, чтобы вернуть себе первенство внутри ЦАХАЛа, которое было утеряно в результате тяжелейшего внутреннего кризиса после неудачи во Второй ливанской войне (лето 2006 года). Хотя постоянная борьба за влияние военных и гражданских властей в процессе принятия стратегических решений уже давно стала одним из лейтмотивов истории еврейского государства (особенно сейчас по вопросу иранской ядерной программы), здесь, как и в других областях, всегда так или иначе проявляется борьба различных родов войск.

«Небесные рыцари» до сих пор не могут смириться с воспоминанием о выводах комиссии Винограда (январь 2007 года), которая посчитала, что Дан Халуц (генерал ВВС и командующий ЦАХАЛа) «потерпел неудачу на должности главнокомандующего армии и продемонстрировал недостаток профессионализма, ответственности и здравомыслия». Его место занял бывший командир спецподразделений Габи Ашкенази, что стало своего рода реваншем сухопутных войск. Израильские летчики в результате столкнулись с тяжелейшим кризисом доверия, который был связан с провалом в Ливане выдвинутой Даном Халуцем стратегии: основной упор в ней делался на военно-воздушные силы, чему учили в американских армейских школах во время холодной войны.

Кроме того, прекрасное знание боевых порядков и военных возможностей сирийской армии, позволило израильской авиации нейтрализовать систему противовоздушной обороны. Радары, которые вели наблюдение за воздушным пространством, были введены в заблуждение с помощью ложных целей (а не постановки помех). Такая стратегия предполагает прекрасное знание их размещения, технических характеристик и принципов работы, не говоря уже о системе передачи сведений о противовоздушной обороне в центры обнаружения и контроля. Эта система и стала одной из главных целей израильтян, которые обладают немалым опытом ведения кибервойны. Раз в основе ее принципа работы лежит централизованная структура (излюбленная архитектура сначала советских, а затем и российских военных советников), это облегчило задачу по дезорганизации сирийской системы противовоздушной обороны и информации о системах вооружения. Все ее элементы перестали действовать согласованно или, по крайней мере, сбились с позиции в цепи «обнаружение-определение-действие».

[box_light]Какие выводы можно сделать из этих событий?[/box_light]

Западные страны, разумеется, не остались в стороне в том, что касается обновления боевых планов по Сирии. Генеральным штабам, безусловно, поручили разработать схему операций на тот случай, если политические власти отдадут распоряжение о вмешательстве для свержения действующего режима или по крайней мере поддержки революционных сил.

Чтобы спланировать такие действия, нужно знать своего противника. Таким образом, в восточном Средиземноморье продолжают активно вести разведывательные операции с использованием электромагнитных средств под наблюдением израильских беспилотников (пусть здесь и ведется сотрудничество, шпионить это не мешает). Так, в конце 2012 года из открытых информационных источников в сети можно было понять, что Франция не отказала себе в этом удовольствии.

В период между двумя военными кампаниями (сначала у ливийских берегов, а затем в Мали в рамках операции «Сервал») разведывательное судно «Дюпюи-де-Лом» находилось на почтительном расстоянии от восточного побережья Средиземного моря (специалисты помнят о трагическом происшествии с американским разведкораблем USS Liberty, который был намеренно уничтожен израильской авиацией в тех же водах в июне 1967 года во время Шестидневной войны).

Из информации с сайта нашего флота следует, что в то же время неподалеку находился фрегат «Рыцарь Поль», который был специально разработан для противовоздушной обороны. На этом типе судов устанавливается радар дальнего радиуса действия (S 1850M от Thales с дальностью порядка 400 километров), который обладает исключительной точностью в обнаружении объектов. Экипажи обоих судов уже приобрели опыт совместной работы во время операции «Харматан» у побережья Ливии. Таким образом, было логично продолжить это сотрудничество в восточном Средиземноморье.

По всей видимости, французские военные обновили свои боевые планы по Сирии в сфере электронной разведки. Разумеется, американцы тоже не остались в стороне, и их подразделениям были поручены аналогичные задачи. Кроме того, стоит отметить, что в конце января тот самый французский фрегат «Рыцарь Поль» вошел в эскорт американского атомного авианосца «Джон К. Стеннис» (CVN-74) в Персидском заливе в рамках интеграции в военно-морскую группировку армии США. Официально речь идет об «улучшении взаимодействия французского и американского флота». Но с какой целью, и где?

Генерал Абель Пертинакс

по материалам: blog.lefigaro.fr

Спецслужбы Израиля. Функции

Спецслужбы Израиля — организации государства Израиль, которые занимаются разведывательной и контрразведывательной деятельностью, а также борьбой с терроризмом, обеспечивают правительство информацией о внутренних и внешних угрозах и ведут иную деятельность в области государственной безопасности.

В комитет руководителей служб «Вараш» (Ваадат рашет хашерутим) входят руководители «Моссад», «Шабак», «АМАН» и генеральный инспектор полиции. Этот комитет координирует деятельность разведывательного сообщества. Деятельность «Вараш» строго засекречена, включая даты и повестку его заседаний.

«Моссад» несет ответственность за разведывательные операции за рубежом, а также проводит акции по уничтожению террористов за пределами Израиля. Подчиняется премьер-министру Израиля.

«Шабак» отвечает за внутреннюю безопасность и контрразведку, обеспечение информации для антитеррористических мероприятий внутри страны. В её обязанности входит также охрана высших должностных лиц страны, обеспечение безопасности основных военных и промышленных объектов в Израиле, представительств Израиля за рубежом, международных линий авиакомпании «Эль Аль». Подчиняется премьер-министру Израиля. В тесном сотрудничестве с Шабак работает МАТАМ — секретный отдел, находящийся в структуре Следственного управления полиции Израиля.

«АМАН» отвечает за разведку в части вооружённых сил арабских стран, представляющих угрозу для Израиля, руководит разведкой сухопутных сил, ВВС и флота, занимается электронной разведкой и цензурой, проводит диверсионные операции на военных объектах противника. Подчиняется начальнику Генерального штаба АОИ.

Центр политических исследований МИД занимается аналитической работой по оценке политической информации. Входит в состав Министерства иностранных дел.

Основными целями израильской разведки и служб безопасности являются:

Арабские государства — их возможности и намерения в отношению к Израилю, их отношения с другими странами, официальные представительства и учреждения арабских государств во всех странах мира, лидеры арабских стран, внутренняя и межарабская политика этих стран, психологические факторы, военная готовность и другие аспекты.

Сбор информации о политике США или решениях, принимаемых руководством США в отношении Израиля.

Сбор военно-технической информации в развитых странах.

Выявление направлений политики правительств стран с многочисленным еврейским населением по отношению к Израилю, к проблемам еврейской эмиграции из этих стран.

Полное наблюдение за антисионистской деятельностью во всем мире, противодействие арабской пропаганде.

Сбор другой политической и экономической информации, представляющих интерес для Израиля.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ